danihnoff (danihnoff) wrote,
danihnoff
danihnoff

Categories:

Неделя славы

Неделя славы

В этом году у нас мода на супергероев. Например, на спайдермена. Днем он – обычный сетевой бездельник, а ночью превращается, как ни странно, не в паука, а в говно. Или вот супермен. Без своего костюма – самый обычный человек, но стоит ему нарядиться по моде Криптона, и он мгновенно – слышите? мгновенно! - превращается в говно. Что уж говорить о бэтмене, которого я знаю лично. Этот в говно превращается сразу, как только повернешься к нему лицом. Не смотришь на него – нормальный человек, бросишь взгляд – вот оно, говно, в наихудшем своем проявлении.




Брожу как-то по блошиному рынку. Рядом бегает юркий китайчонок, продает самопальный фастфуд.

- А кому котлет? Котлет кому! С мухами!

- Мальчик, давай отделим мух от котлет.

Китайчонок хмурится:

- Это национальное блюдо! “Котлеты с мухами”!

Я говорю:

- Национальное?

- Да! Да-да-да!!

С людьми всегда так. Говно защищают так рьяно, что диву даешься.

Один пожилой джентльмен, живущий в соседнем подъезде, дерево посадил, яблоньку. Красивая яблонька. Поблагодарил его кто? Заметил? Фигушки. Зато когда любимая собачка прокурора описала стену мэрии, все сразу заподозрили, что мэр и прокурор враждуют. Политический, мол, акт псинка совершила. Даже у зверя бессловесного, мол, проявляются ростки политического сознания. Что тут началось! Одни встали на защиту мэра, другие – на защиту прокурора, крик поднялся - не описать! Пошли к супергероям: пусть примут соломоново решение. Супергерои и приняли. Для начала на грудь. Они выпить не дураки, наши супергерои. А там и решение подоспело. Понятно какое: собаку на две части тем же вечером распилили и под водочку и душевные песни сожрали.

Просыпаюсь рано утром, раньше подлеца-будильника. Чувствую себя злым гением: обманул гада. Выключаю будильник, переворачиваюсь на другой бок и вспоминаю, что сегодня воскресенье. Вот фигня. Зачем проснулся? Пытаюсь снова уснуть, но в голову лезут навязчивые мысли о Бэтмене. С Бэтменом вчера по старой традиции пили водку в пропахшей заводскими рабочими забегаловке. Когда рабочие, мечтавшие выпить с Бэтменом на брудершафт и получить автограф, кончились, я спросил его:

- Коля, ну зачем тебе это? Забудь о славе, возвращайся в семью. У тебя же дочь, Коля!

Бэтмен ответил:

-Хрррр…

Смотрю на него: Бэтмен спит мордой в салате.

А ведь днем был обычный человек.

Встаю, принимаю душ, как клещ-паразит влезаю в застиранную майку и спортивные штаны. Вытирая лохмы полотенцем, кошусь на окно: за окном все еще темно. Осень. Подсаживаюсь к компьютеру. У меня установлена операционная система “Windows Hasta la vista”. В течение пяти минут это прекрасная операционная система: понимает мой голос, отвечает мне, подсовывает нужное файло, всячески угождает, но вот проходит пять минут, и она превращается в говно. Возможно, винда перерабатывает в навоз начинку моего компьютера. Не уверен. После введения закона о неделе славы для каждого человека, верить нельзя ни во что. Биллом Гейтсом на неделю может стать каждый. Он не так популярен, как супергерои и президенты, но в топ-сто держится. Такая вот “Hasta la vista”.

С другой стороны, ведь все заслуживают хотя бы неделю славы, верно? У нас, в конце концов, демократия.

В дверь звонят. Три коротких звонка и два длинных. Так звонит только один человек: мой друг Коля. Он же нынешний Бэтмен, супергерой. Открываю. Коля стоит на пороге в пляжных шлепанцах и древнеримской тоге. На ней так и написано: “древнеримская”. Чтоб, значит, никто не перепутал.

- Ты чего? – спрашиваю.

Коля говорит:

- Теперь я не Бэтмен.

Он гордо вскидывает голову и говорит:

- Ночью я – самый обычный человек, а утром превращаюсь…

Уточняю:

- В говно?

Он хлопает древнеримскими ресницами:

- Причем тут говно? В Овидия я превращаюсь. У меня один день славы остался, вот я и подумал: почему бы не…

Я спрашиваю:

- Ты хоть знаешь, кто такой Овидий?

Бывший Бэтмен, смутясь, говорит:

- Слушай, тут такое дело… одолжи червонец, а? А я тебе стихи почитаю. Вот слушай. Очень по-древнеримски: “Мой дядя самых честных правил… иных же оставлял как есть…”

Я пихаю в потные руки Овидия червонец и говорю:

- Пока не закончилась твоя неделя славы, ты - пример для молодежи, Овидий.

Он уточняет, глядя на меня похмельными древнеримскими глазами:

- И че?

- Воздействуй на молодых. Пусть яблони сажают, озеленяют город. Полезно и весело, если с умом подойти!

Овидий говорит:

- Как-то непрактично это… ведь я поэт. Я вот что могу: “Вставай, проклятьем…”

Я говорю:

- Овидий, иди к черту.

Он, обиженно сопя, уходит прочь. Я возвращаюсь к компьютеру. Читаю электронную почту. Все подряд, даже спам. Спам не читать нельзя – спам узаконен, спамеры платят за него налог, и правительство следит, чтоб добропорядочные граждане как минимум пролистывали письмо со спамом. Иначе – штраф. Это вам не в супергероя играть, тут все серьезно. Там, где деньги, всегда серьезно.

Письмо от человека-паука:

“Превед, милый дружок!

Мы тут с ребятами поспорили, как правильно писать: “говно” или “гавно”, устроили по ентому поводу флэшмоб. Пока голосуют в основном боты, но нам и мнение обычных людей пригодится. Например, твое. Так шо довай, присоединяйсо!

ЗЫ: читал в новостях про Супермена? Обкололся какой-то дряни и с криком “Поехали!” сиганул в окно. А этаж-то четырнадцатый. Еще и на забор упал. Гагарин хренов. Я хотел с него органов на пересадку поиметь, да только от этих органов ничего толкового осталось…”

Я внимательно прочитываю и удаляю письмо.

Звонит телефон. Поднимаю трубку и говорю:

- Алло.

Приятный женский голос произносит:

- Прослушайте оплаченное рекламное объявление. Зубная паста “бле…”

Я говорю:

- Точно бле… - но трубку не вешаю. Хочу повесить, но нельзя. Нельзя-нельзя-нельзя… иначе в полночь мой банковский счет как по мановению волшебной палочки превратится в полное говно.

Спустя два часа стою у ярко освещенной витрины ювелирного магазина, где накануне договорился встретиться с любимой. На улице промозгло, накрапывает дождик. Любимая опаздывает. Через дорогу толпится народ и наблюдает, как в стеклянном аквариуме на верхушке бетонного столба занимаются сексом гигантские хомяки-мутанты. Мужчины одобрительными возгласами поддерживают хомяка. Женщины стоят в сторонке с плакатами “Долой мужской шовинизм!” и закидывают аквариум тухлыми помидорами. Они целиком и полностью за хомячиху. Хомячихе, кажется, все равно.

В сторонке стоит высокий подросток в черном плаще и громко восхищается достижениями матери-науки: надо же, хомяков-мутантов вырастила и заставила их сношаться на потеху народу.

Ко мне подходит пожилой джентльмен в пальто и кашне и говорит:

- Который день…

Я говорю:

- С утра было воскресенье.

Джентльмен продолжает:

- Который день терзают меня смутные сомненья... зачем я это делаю?

Я отворачиваюсь и говорю:

- Проваливайте. Вы – не супергерой и не спам. Я не обязан вас слушать.

Джентльмен говорит:

- Эх... А ведь еще недавно вы мною восхищались. Я в парке яблони сажал. Помните? “И в нашем загаженном парке яблони будут цвести…” - если правильно цитирую классиков.

Я чувствую, что краснею. Поворачиваюсь к джентльмену и виновато произношу:

- Простите ради бога. Забыл. Мне вообще лица сложно запомнить в последнее время. Их, лиц этих, очень много. И все требуют внимания. Славы. Каждое надо запомнить, хотя бы пролистать… понимаете?

Джентльмен говорит:

- Это осеннее. Пройдет. Так уж сильно мешает неделя чей-то маленькой славы? Вот у меня и впрямь проблема: надоело сажать яблони… все равно никто не обращает внимания…

- Я обращаю!

Он безнадежно машет рукой и уходит.

Ко мне подходит любимая: на ней светло-красное пальто, изящный бордовый шарф повязан вокруг шеи, на правом плече прикорнул желто-красный осенний лист. На голове любимой – вязаный красный берет. Ее щеки мило раскраснелись. Любимая смотрит на меня, и ее по-осеннему серые глаза смеются:

- Чего надутый такой?

- Да вот, - говорю, - с утра день чего-то не задался. Вроде обычный день, да только так все достало…

Она смеется и берет меня за руку.

- Я красивая?

Я говорю:

- Ты похожа на багряную осень.

Любимая поднимает бровь:

- Говоришь, как поэт! Настала твоя неделя славы?

- Ну ее к черту, эту неделю славы… и поэтов туда же.

- Аминь.

Держась за руки, мы уходим ужинать в уютный ресторан на самой окраине города, где горячее вино подают в высоких бокалах, которые ставят перед вами на желтые листья, пахнущие пушкинской осенью; туда, где нет славы и спама тоже нет.

По крайней мере, я на это надеюсь.
Subscribe

  • (no subject)

    БЕТОН (пьеса) Действующие лица: Аркадий. Человек из СБУ. Петренко. Аркадий (усаживается за стол). Ну и ржака, господи. Это просто хохма. Ты читал,…

  • (no subject)

    О ЛЕЧЕНИИ Прежде чем, собственно, о лечении: под кат кликать с осторожностью. Там под катом фото кусков мертвой опухоли, которые Яна…

  • О ЛЕЧЕНИИ

    Вчера прокапали во второй раз ниволумаб. Врач посмотрела все мои анализы, КТ. Сказала: значит, у вас только локально, это хорошо. Яна робко…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 47 comments

  • (no subject)

    БЕТОН (пьеса) Действующие лица: Аркадий. Человек из СБУ. Петренко. Аркадий (усаживается за стол). Ну и ржака, господи. Это просто хохма. Ты читал,…

  • (no subject)

    О ЛЕЧЕНИИ Прежде чем, собственно, о лечении: под кат кликать с осторожностью. Там под катом фото кусков мертвой опухоли, которые Яна…

  • О ЛЕЧЕНИИ

    Вчера прокапали во второй раз ниволумаб. Врач посмотрела все мои анализы, КТ. Сказала: значит, у вас только локально, это хорошо. Яна робко…